Денис Блищ: «Жить надо в удовольствие!» - remago.by
REMAGO.BY
пожалуйста, подождите

Денис Блищ: «Жить надо в удовольствие!»

02.09.2021

Почему успешный медиаменеджер ушел на вольные хлеба и чем сегодня зарабатывает

Сегодня он индивидуальный предприниматель, путешественник, блогер, разработчик PR-стратегий. Под его руководством крупнейшая торговая интернет-площадка Беларуси трансформировалась в серьезный информационный ресурс. После разговора с ним появляется желание махнуть на все рукой, вырваться из рутины и рвануть в путешествие по всему свету. Денис Блищ – человек, который сам решает, как ему жить и сколько зарабатывать.  


– Знаю, что последние две недели прошли в путешествии по российской глубинке. Как по-вашему, там и в Беларуси регионы, перефразировав классика, счастливы одинаково, а несчастны каждый по-своему?

– Если оценивать чисто внешне, то в России регионы выглядят грустнее, чем белорусские.

– В каком плане?

– Просто там никто не пускает пыль в глаза. Там нет стремления, например, покрасить все фасады домов, если на это нет денег. Нет и нет. И на этом все. У них, допустим, центральное здание власти на главной площади не обязательно выглядит самым красивым. Абсолютно нет. Если денег нет, то их нет ни для власти, ни для кого. Поэтому у нас таких запущенных городов, как в России райцентры, нет вообще. В Беларуси могут быть бедненькие города или поселки после райцентров, но не на столько. 

– Вы сегодня тревел-блогер, фуд-блогер, специалист по PR…

– Нет, я уже не фуд-блогер. Практически перестал этим заниматься. Просто мне перестало быть интересным все это, связанное с едой.  

– …предприниматель. Кем больше сегодня ощущаете?

– 50х50, потому что даже по доходам видно, что примерно половину я зарабатываю блогом и своей публичной деятельностью, скажем так, а 50% зарабатываю как предприниматель. Половинчато получается, потому что нет такого, что одно – только мое хобби, а заработок идет в другом месте. Нет. И то, и другое приносит мне деньги.  

– Извините, если этот вопрос набил оскомину, но когда вы уходили с должности главного редактора Онлайнера…

– Да нет, все нормально. Уже давно никто не спрашивал (улыбается). Могу и ответить. Когда я начал работать главредом, редакция Онлайнера была всего лишь из двух человек. И один на удаленке – типа внештатник. В должности шеф-редактора я проработал почти семь лет. С тех прошло уже много времени, все забывается. Да, для становления Онлайнера, как информационного ресурса, было сделано немало. Скажу так: многое само получалось. Никто не говорит, что все было исключительно потому, что мы такие умные, классные ребята. Мы много делали экспериментов, пробовали, смотрели, что заходит, что не заходит. Учились работать с фотографиями, с заголовками, искали, что находит больший отклик, писали на интересные темы. При этом, когда я работал, мы не зарабатывали деньги. У нас был бюджет, а редакция рассматривалась как маркетинг. Это очень долинный путь, поэтому тогда нам просто давали деньги, а мы их просто тратили (смеется). На самом деле, конечно, все непросто. Мы были очень заинтересованы в росте посещаемости и других показателей. Потом, после увольнения, я еще года два сотрудничал с некоторыми редакциями и не могу сказать, что «рецепт» Онлайнера уникален. Он очень финансовоемок – куча денег нужна. Если их не дают, то сколько ты не бейся, сколько не прыгай через голову – ничего не будет.

– Решение уйти из Онлайнера было из разряда «Надоело! Гори оно все огнем!» или вы готовились к этому шагу? Подстилали соломку? Было четкое понимание где и как будете зарабатывать?

– Получилось, что я как бы и подстилал, но не думал, что решу так быстро уйти. Думал доработать до конца контракта, который у меня заканчивался в сентябре, кажется, а ушел в конце января. То есть, быстрее чем я планировал. Поэтому подстилание соломки происходило в процессе. Почему ушел? В целом, все сошлось. Надоело. Я человек творческий, мне все быстро надоедает (смеется). Надо не то чтобы все время что-то менять, но если менять, то до основ. Плюс ко всему, мне – честно – не нравилась работа в офисе. И сегодня я бы, наверное, с очень большим трудом пошел бы в офис работать. Если он не мой, конечно (смеется).

– И что, за время на «вольных хлебах» никогда не было мыслей, что где-то же есть удобное, теплое кресло со стабильным доходом в придачу?

– По большому счету – нет. У меня было пару месяцев, когда я чувствовал, что с деньгами туго.

– В долг приходилось жить?

– Да, конечно. Но это возникало из-за кассового разрыва: денег нет не потому, что их нет у меня вообще, а потому, что мне их вовремя не платят. Такого, чтобы я одолжил и мне нечем было отдавать, у меня, слава богу, не было. В принципе, я бы не сказал что о чем-то жалел. Нет. 

– Вы и про одежду больших размеров писали, и цены на обувь сравнивали, и ветер странствий все время куда-то вас заносит. Такая разноплановость деятельности – это «яйца по разным корзинам» для заработка или то, что просто интересно и приносит удовольствие?

– Мне просто прикольно об этом было писать. Посты, которые вы перечислили про одежду, про обувь – это не для денег идея. Это просто потому, что мне интересно. 

– А в плане продвижения своего личного бренда какой интернет-инструмент считаете самым эффективным? 

– Дело в том, что я не могу сказать, что я занимаюсь продвижением целенаправленно. У меня нет плана что я буду делать, чтобы получить большую известность. Она у меня достаточно ограниченная. Может, людям из сферы журналистики так и не кажется, но, например, на улице меня узнают очень редко. Бывает, конечно, но нечасто. Мне кажется, что мое маленькое, частное микромедиа, которое я делаю, и является основным инструментом самопродвижения. В основном, если приходят какие-то клиенты по моей работе именно предпринимательской, то они попали ко мне через мой блог. Чаще всего так. Бывает по-разному, но в основном так. Они со мной сначала там знакомятся, видят, что никакой я не фуфлогон, а нормальный чувак, который какие-то мысли высказывает. То есть, я как минимум в адеквате – это уже большая ценность в наше время. Потом они видят, что я время от времени высказываюсь на какие-то темы профессиональные, и им становится понятно, что я еще что-то действительно понимаю. Как-то так это работает.     

– А у вас никогда не было желания податься в коучи, например? Стать спикером-экспертом? Ваш опыт и современные запросы на семинары тренинги вполне совпадают. Нет?

– Да не дай бог! Мне это вообще не нравится. Я очень негативно к этому отношусь. Прямо очень. Потому что я не понимаю людей, которые тратят свою жизнь на какую-то тренировку других. Это уже вызывает подозрения: что-то с этим человеком не то, потому что на самом деле он должен пойти зарабатывать деньги в нормальном, настоящем бизнесе, а не вот это вот все. 

– Ну, почему? Есть же шутка про заработок первого миллиона долларов: продать билеты по пять долларов и собрать в зал миллион слушателей.

– (Смеется) Есть такое, но мне это не нравится, а я не могу заниматься тем, что мне не нравится. Конечно, я могу и читал какие-то лекции, давал мастер-классы, а потом понял, что это не мое. Вообще не мое.

– А нет усталости от работы в режиме «сам играю, сам пою, сам билеты продаю»? Никогда не было желания собрать команду, открыть собственное рекламное агентство?

– Было, но я объясню, что пошло не так. Дело в том, что когда я начал к этому делу двигаться, начал сам по себе очень сдуваться рынок. Это был 2019-й год. В первой половине все было нормально, хорошо, у меня появился свой офис, было несколько людей, с которыми я работал. Потом начался ковид. Сначала он несмело начинал, но у меня будто щелкнуло, что это очень серьезная тема. Не нужно сейчас пытаться расти вообще. Я понял, что пора с этим всем заканчивать. Просто закрыл арендованный офис, а на него тут же нашелся покупатель. Так получилось, что я просто закрыл помещение, отдал ему ключи и пошел домой. Потом начался очень бурный ковид, потом внутриполитические события, кризис. Я понял, что возможности для развития в отрасли сейчас нет фактически, поэтому я занимаюсь тем, чем занимаюсь.

– В плане PR-продвижения работой с какими компаниями гордитесь?

– Я уже очень много лет работаю со службой Яндекс-такси. В Беларуси у них было два этапа появления: сначала они пришли с одним партнером, но у них не очень сложились отношения. Там все было пущено на самотек и можно сказать, что никакой работы и не было, но формально они присутствовали в стране. А потом они зашли по-настоящему, открыли свой офис, начали развивать платформу и вот тогда я стал с ними работать. До этого я сотрудничал с «большим» Яндексом: с картами, с поиском. Сейчас этого не делаю и даже не знаю, кто этим занимается в Беларуси, а вот с такси работаю уже много лет. 

– На сегодня в работе и доходах вас все устраивает? Планируете что-то кардинально поменять?

– Скажем так: жизнь меня научила, что практически ничего постоянного нет. Сегодня работаю, завтра – не работаю. Всегда надо быть морально готовым к тому, что все может закончиться скоро и даже внезапно. Например, у нас очень сильно сдулся рынок СМИ. По понятным причинам. У меня стало меньше работы. То есть, я понимаю, что невозможно работать на подряде как минимум с тем же гонораром, какой был у меня раньше. Пока его никто не пересматривает и таких разговоров даже нет, но они могут случиться в один момент. По моему опыту работы с крупными компаниями, они никого ни к чему не готовят, не предупреждают, а просто объявляют: «До свидания». К этому я всегда готов и думаю: «Что я буду делать, если?..» У меня, конечно, есть другие клиенты, но тяжело лишаться основных, которые, считайте, приносят мне зарплату. Но пока у меня все стабильно, все хорошо.  

– Вы предпочитаете работать именно с крупным бизнесом, или середнячки готовы платить за ваши услуги даже охотнее?

– Ко мне чаще обращаются люди и компании среднего уровня. Не знаю, как определить их крупность… Наверное, до 50-ти человек в штате – самый частый клиент.

– И каков основной запрос таких заказчиков?

– Они бывают самые разные, но, как правило, все вертится вокруг каких-то наружных коммуникаций. Одним из последних моих заказчиков, с которым мы сделали неплохой такой кейс, был частный медицинский центр. Он будет открываться в Минске. Для них я разработал стратегию, как вести себя на рынке. Сейчас проходит регистрацию их торговый знак, где будет звучать что-то типа слогана «частная поликлиника» – это интересно. У заказчика немного денег, потому что больших вложений требует сам медцентр, и нет возможности ими разбрасываться. А слова «поликлиника» и «частная» сразу же отсекает необходимость в разъяснениях что это, для чего, чем там будут заниматься – они их просто обнуляют. Достаточно повесить наружную рекламу в проходных местах и всем станет все понятно.

– То есть, сегодня вы один делаете работу, которую очень состоятельные компании заказывают целому рекламному агентству?

– Да. Поэтому ко мне чаще всего и обращаются небольшие компании. Например, даже если бы этот заказчик со своим медцентром пошел в какое-нибудь брендинговое агентство, то там ему по большому счету сделали бы тоже самое. Но, во-первых, совсем за другие деньги. Во-вторых, они бы красиво нарисовали ему презентацию, сделали красивый логотип и целый брендбук классный. Да, с этим бы я не поспорил: такого я сделать не смогу. Как минимум на таком уровне. То есть я работаю как миниагентство. У меня небольшой ценник и бизнес ко мне обращается тоже небольшой. 

– У вас есть конкуренты? Такие же одиночки, которые умеют и практикуют?

– Да, есть. Не то, чтобы конкуренция-конкуренция, но есть люди, которые такой же работой занимаются. Мы не пересекаемся. Скажу так: я занимаюсь теми услугами, до которых надо дорасти заказчику. Понимаете? То есть, если я попытаюсь сделать «холодную» продажу собственнику бизнеса – чувак, тебе надо об этом думать! – это тоже самое, как зайти в любой магазин светильников, например, и убеждать, что они работают неправильно. Собственник сам должен до этого дорасти. Понять, что сегодня не достаточно просто выгребать деньги из потока, а надо чем-то выделяться, что-то сообщать новое этому миру, свои ценности какие-то обнародовать. Но таких заказчиков мало. Среди больших компаний их гораздо больше. Они уже до этого доросли и все понимают, но их на всех не хватает. К тому же есть агентства, которые тоже хотят зарабатывать. Я, например, принципиально не участвую в тендерах за большой чек, а они участвуют. Я таким не занимаюсь.

– Вернемся к блогерству. Видиоформат…

– Нет. Сразу нет. Попробовал, но не понравилось. Во-первых, это очень трудоемко. Во-вторых, надо пройти очень большой путь, многому учиться. Например, нормально монтировать. Я что-то умею, но это такое все… Детский сад. Либо надо нанимать кого-то. В общем, попробовал – не хочу. Не нравится. Там нельзя быть чуваком, который уныло что-то читает в кадре. Нужна какая-то артистичность, а я не люблю кривляться. Противно мне это все. Всегда мне нравилось больше писать. Я понимаю, что это как бы «уходящая натура», но в конце концов вместе со мной же взрослеют, стареют те же люди, которые меня давно читают. Сказать, что количество моих читателей опустится до нуля? Нет. Этого не будет никогда. Главное писать. 

– Я тоже из старой школы и на меня, например, Тик-Ток действует раздражающе. По-моему, эта штука придумана для дебилизации детей и подростков.

– Я скажу так. На самом деле, это инструмент, которого просто раньше не было, когда мы были детьми, подростками. Если бы у нас он был, мы вели бы себя точно также. Это кажется, что нет. Так и не все ж сегодня в Тик-Токе сидят. Люди же разные. Моему сыну 15 лет, ему не нравится Тик-Ток. Я у него спрашивал много раз. Но в целом все происходит именно из-за появления инструмента, которого раньше не было. Создается ощущение из разряда «блин, что происходит вообще?» А случилось просто появление новинки! Не так все страшно (смеется).

– Вы можете гарантировать заказчику, что разработанная вами стратегия его продвижения обязательно сработает?

– Я занимаюсь больше имиджевыми вещами. Создаю некий образ. Например, как с частным медцентром. Человек говорит, что у них в городе, например, 400 стоматологических лицензий. Вот как им сосуществовать на одном рынке, если у них одна ограниченная территория? Каждый рассчитывал, что как только они откроют кабинет, к ним пойдут люди. Они будут отзывы оставлять, собственник некий контекст купил и дальше остается сидеть и ждать: «полетит» бизнес или «не полетит»? Да, это может сработать, но в конце концов наступает момент, когда ничего так просто «не летит». Конкурентов становится слишком много и кому-то приходится «умирать». Кому? Либо тому, кто накопил много денег и будет их просто сжигать, чтобы просто поддерживать бизнес в ожидании, что конъюнктура рынка как-то изменится, и все клиенты придут к нему. Это тоже вариант, я не спорю. Но я занимаюсь пиаром, у меня есть такой вот инструмент: могу распиарить любого вашего врача – Иванова, Сидорова – и пусть о нем в домовых чатах рассказывают, что он там зубы делает прекрасно и вообще творит чудеса. Это моя работа. Но вы можете как-то по-другому пытаться выживать. Мне все равно абсолютно. Я не скрываю стоимость своих услуг, пишу у себя на сайте. Например, разработка стратегии продвижения стоит около двух тысяч рублей. Я этим зарабатываю.

– А что сегодня лично вам приносит наибольшее удовольствие?

– Я жене часто говорю: я бы взял фотоаппарат и поехал путешествовать по миру просто. Мне ничего не надо больше.

– Наверное, от такого никто бы не отказался!

– Нет, далеко нет! Я тоже так раньше думал, а потом с людьми говорил, спрашивал: «Неужели ты не хочешь посмотреть другую страну, еще что-то?» «Нет, мне не прикольно». А я стараюсь свои увлечения превращать в заработок. У меня есть крупный партнер – компания Xiaomi. Я все и всегда фотографирую их телефоном и об этом всегда прямо пишу. А еще я делаю проект про деревни «Белорусская глубинка», и здесь уже частичным спонсором выступает оператор связи А1. Отдельно я продаю целые циклы поездок, но идет это пока туго. На самом деле, для меня важно, чтобы люди заходили, читали и хоть что-то оставалось в их голове. Моя суммарная аудитория составляет около 70 000 пользователей в месяц. Около 70% из них мужчины 30-40 лет, большинство минчане. Очевидно, что меня не читают люди, которым лет 20. Им это не интересно, я для них старый дед уже, но меня читает аудитория примерно моего возраста +/-. 

– Жизнь удалась?

– Я всегда старался так выстраивать свою жизнь, чтобы все в ней мне приносило удовольствие. Из того же Онлайнера ушел по этой причине. Поначалу мне там все нравилось, было классно. Когда я уходил, там не было ничего плохого. Все было прекрасно: начальство, коллектив, офис, зарплата. Но душа томилась: жизнь идет, а я… не понятно что. Не хочется мне так. Я хочу другого. Когда начинаешь хотеть, начинаешь все делать для этого даже не замечая. Сейчас я живу сегодняшним днем, трачу деньги, накоплений каких-то у меня почти нет. Да, на мне висит ипотека, которую надо платить, двое детей, жена не работает, но что-то крутится, вертится, жизнь продолжается. Да нормально все! Жить надо в удовольствие.

– Спасибо, что в своем плотном графике нашел время для разговора. Пусть госпожа Удача сопутствует во всех начинаниях!

Беседовала Алена Кореневская.    


Читайте нас здесь:

https://remago.by/press/

https://vk.com/remagoby

https://www.instagram.com/remago.by/

https://ok.ru/group/61474585444559

https://www.facebook.com/remago.by

https://t.me/remagonews

Поделиться:

885 Slice 13 Created with Sketch.


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

наша команда


remago — это не просто компания,


remago — это семья


оставьте заявку, и мы вам ПЕРЕЗВОНИМ