Валерий Коренев: «Не надо экономить на персонале» - remago.by
REMAGO.BY
пожалуйста, подождите

Валерий Коренев: «Не надо экономить на персонале»

13.09.2021

Как охрана труда и техника безопасности влияет на бизнес

Можно ли предотвратить трагедию? Кто виноват в том, что люди гибнут на производстве? Зачем законодательство требует соблюдения четких регламентов и инструкций по технике безопасности? Почему правила и инструкции по организации трудового процесса продолжают кровавую летопись? Ответы на эти и многие другие вопросы в нашем интервью с аккредитованным Министерством труда и социальной защиты РБ специалистом Валерием Кореневым. 

– Валерий Леонидович, вы по роду своей деятельности, как никто другой можете утверждать, что правила техники безопасности написаны кровью. Помните первый случай в вашей практике, когда пришлось столкнуться с трагедией?

Валерий Коренев

– Впервые я столкнулся с травматизмом на строительстве обновленной «Журавинки» в Минске в конце 90-х. Там обрушилась кровля и погибли два человека – мужчины, у которых наверняка были семьи, дети. Они потеряли кормильца, пережили потерю родного человека. Почему? Кто за этим стоит? За этим стоит тот, кто должен был создать концепцию безопасности их труда – инженерно-технический персонал. Специалисты, которые обязаны разрабатывать регламент, прописывать четкий алгоритм действий, знакомить с этими правилами человека, обучать его, как требует наше законодательство. Оно одинаково как для коллектива штатных сотрудников, так и для тех, кто работает по договору подряда. Правда я тогда еще не был, как говориться, полностью в теме, работал в правоохранительных органах, но при разбирательстве происшедшего столкнулся с хорошими специалистами в области обеспечения безопасности производственного процесса. Позже, когда в 2013 году решил работать профессионально в этой области, понял, что без необходимых знаний не обойтись, прошел обучение по специальности «охрана труда» в ГУО РИПК Минтруда и соцзащиты Республики Беларусь. Законодательство требует, что прежде чем человека допустить к выполнению работ, даже на условиях подряда, работодатель или наниматель обязан убедиться, что этот специалист имеет необходимую квалификацию. Возьмем к примеру, электросварщика. 

Человек его нанимает, объясняет, что нужно сделать. Работа совершенно несложная, но происходит несчастный случай, и наемный работник гибнет. Где-то он что-то подключил не так или, например, неправильно взялся за тот же держатель электродов, потому что толком не знал, как с ним обращаться. Человека «шарахнуло» током. Даже если и не со смертельным исходом, но тяжкие последствия обеспечены. Начинается разбирательство: должен он или не должен был допущен к работе? Кто должен был убедиться, что обучен он или нет? Если нет, то кто должен был его обучить, предоставить инструкцию по безопасному ведению работ? Кто должен был это проконтролировать? Правильно? 


– Но ведь рядом с каждым работником не будет же стоять специально обученный контролю человек-начальник?

– Согласен. Вот для этого и существуют определенные правила и требования к подготовке рабочих и специалистов для выполнения ими соответствующих работ, а также к документации, подтверждающей их квалификацию и подготовленность. Это и Инструкция по охране труда, с которой должен человек ознакомиться прежде, чем приступать к выполнению работ, записи в журналах проведения инструктажей по охране труда и т.д.

– То есть, если в журнале есть запись о том, что человек прошел инструктаж, есть эта инструкция, то как бы вина с нанимателя снимается?

 – Минимизируется. Потому что, естественно, руководитель не должен стоять рядом с каждым работником. Особенно если мы говорим об опасных видах работ, например, производимых все тем же газоэлектросварщиком. Это огневые работы – это один из видов опасных работ, которые вообще производятся по определенному регламенту. Оформляется соответствующий документ, так называемый наряд-допуск, где все детально прописывается. Кто выполняет работы, кто ответственный за их проведение, какие меры безопасности должны соблюдаться на месте их проведения – все нюансы. Например, огневые работы в цеху по производству бетона и, допустим, в цеху деревообработки, где много опилок и стружки – это совершенно разные условия безопасности. Поэтому в том самом наряде-допуске все прописывается, все условия выполнения работ и возможные меры безопасности. Люди знакомятся с этим документом и ставят свою подпись, подтверждая, что они ознакомлены с мерами безопасности и обязуются их соблюдать. Только после этого можно приступать непосредственно к производству работ, а после их выполнения наряд-допуск, так сказать закрывается, при условии, что все необходимые меры безопасности после окончания огневых работ выполнены и не будет никаких последствий. 

Это пример проведения огневых работ. Если взять, допустим, водителей. Ну что там такого? А ведь ответственность и выполнение работ тоже разная. Есть водитель легкового автомобиля: соблюдай ПДД, перевози начальника, выполняй меры безопасности при обращении с горюче-смазочными материалами и все. А есть водитель с категориями, допустим, С или D – это уже перевозка пассажиров. Здесь совсем другая ответственность. Водитель рейсового автобуса – особенно дальнего следования – должен быть четко обучен этой профессии. Он должен иметь документально подтвержденную квалификацию, допуск по медицинским показателям, пройти стажировку –  определенное количество часов наездить под руководством наставника. И только после того, когда он пройдет проверку знаний по вопросам охраны труда в комиссии предприятия, он допускается к самостоятельной работе, выпускается в рейс. Кроме этого, ему необходимо в обязательном порядке проходить предрейсовый медицинский осмотр, в то время, как водителю легкового автомобиля в ряде случаев достаточно перед выездом на линию пройти освидетельствование на предмет алкогольного или иного опьянения.


– Понятно, что ни одна инструкция сама по себе не гарантирует безопасность. Если рассматривать анатомию производственного травматизма, можно ли сказать, что основной источник и причина болезни – сам человек? Тот самый пресловутый человеческий фактор?

– Безусловно. Знаете, кто по статистике наиболее подвержен травматизму? Начинающие работники и работники, которые считают себя очень опытными! Приведу пример из собственного опыта в компании, где я работал. Там существует автоматическая сортировка лесоматериала. Это происходит так: транспортер подает бревна, которые в зависимости от их диаметра и размера распределяются по карманам для дальнейшей обработки. Понятно, что бревна падают под разным углом и для того, чтобы их поправить, нужен подсобный работник с определенным инструментом – крючком, который специально под этот транспортер был разработан и соответствовал определенным техническим требованиям, которые устанавливались опытным, расчетным путем. Длина этого крючка не должна быть меньше 110 см для того, чтобы, когда поправляет бревна, человек не мог травмироваться. Условия работы тоже были разные. В дни ненастья, заморозков, ливней и т.д. поступали и мокрые бревна, и обледенелые. Так вот подсобный рабочий считал себя человеком уже очень опытным – около 50 лет ему было. Он самостоятельно изготовил себе, как он посчитал для удобства работы, крючочек в 60 см и решил его применить. Несчастье произошло в первый же день.

Так случилось, что мастер «модернизированный» инструмент не успел заметить, потому что пошел к руководству определять объем работы на сегодня. А этот подсобник с собой принес свой крючочек и начал им поправлять бревна. Уперся ногой, раз! И пропорол себе бедренную артерию. Фонтан крови! Если бы рядом не оказались люди, которые действительно были обучены, знали, как оказывать первую помощь, знали, где лежит аптечка и в ней есть жгут… Сотрудники «скорой» так и сказали: «Наливай тому человеку, который тебе оказал первую помощь вовремя. Второй день рождения можешь праздновать». Вроде казалось бы, ничего сложного: ну что такого – просто поправить бревно, а вот как бывает. 


– Проблема производственного травматизма в равной мере актуальна для больших, малых и средних городов Беларуси? Или в регионах есть какая-то специфика?

– В регионах дела с техникой безопасности обстоят несколько хуже, чем в Минске и крупных городах. Почему так происходит? В малых и средних городах меньше квалифицированного персонала, меньше контроля, а вот безответственности порой проявляется больше. Люди не понимают, чем это может грозить.

– Считают, что все нормально, если производство работает и до сих пор там ничего не случилось?

– Да. И особенно такая «логика» характерна для частного бизнеса. Недавно я смотрел публикации за полугодие и наткнулся на случай в Стародорожском, по-моему, районе. Там наняли подрядчика на валку леса. Он вроде бы как ИП, вроде как где-то уже и выполнял такие работы. Но в этом конкретном случае что-то пошло не так. Дерево упало на его подсобного рабочего. Смертельный исход. Выясняется, что у человека нет ни обучения, ни классификации – ничего. Думаю, что в соответствии с нашей судебной практикой, следствием этого ЧП будет уголовная ответственность. Безусловно, будет суд, который решит отправится ли виновный в места лишения свободы либо понесет какое-нибудь другое наказание, но гибель человека в любом случае останется на чьей-то совести.  

– Отслеживается связь человеческих ошибок на производстве с режимом труда? Имеет значение работа в ночные смены, их чередование, график отдыха в свете техники безопасности?

– Конечно. Особенно это имеет место, когда, допустим, люди работают на открытом воздухе. Особенно зимой. Перерывы для обогрева должны быть прописаны типовыми документами, правилами внутреннего трудового распорядка, инструкциями, которые регламентируют обязательные перерывы для обогрева, когда температура воздуха превышает минус 20 градусов и т. д. Должны быть предусмотрены и тоже четко прописаны перерывы для приема пищи и продолжительность рабочей смены. 

– Но у нас и на крупных предприятиях в городах не все условия безопасности труда соблюдаются. Вы не думаете, что если неукоснительно следовать каждой букве инструкции, то многие производства придется просто остановить? Предприятия разорятся от таких пробуксовок…

– Дело в том, что я считаю, что они могут разориться не в результате этих пробуксовок, а из-за того, что наниматель больше выплатит из своего бюджета средств на возмещение убытков, штрафы, а также на то, чтобы потом компенсировать семьям ущерб по потере кормильца и т.д. И вообще, я считаю, что у руководства должен быть прямой интерес в безупречной организации рабочего процесса. Почему? Приходит, к примеру, иностранный да вообще любой инвестор, чтобы заключить контракт о совместной деятельности. Он приходит на предприятие, смотрит.

Валерий Коренев

Я сразу же вижу отношение к безопасности труда и его организации. Вижу, когда рабочие ходят в одинаковой спецодежде, а тем паче с логотипом организации, цеха более-менее чистые, оборудование пусть и старое, но имеет опрятный вид, станки не обезображены, на них имеются средства защиты, их убирают от мусора и пыли, имеется заземление и вся электрика в порядке. И последнее очень важно, потому что станки – электрооборудование высокой мощности. А если производство еще связано и с деревообработкой, то малейшая искра – и все. Недавно случай был, по-моему, в Гродненской области. В помещении, где производили ремонт, в углу стояли канистры с какими-то синтетическими материалами. Возможно, они просто не были герметически закрыты, но к ним точно никто не прикасался. Когда начались газосварочные работы, в помещении присутствовали пары синтетики. Произошло их воспламенение и последовал взрыв.  Два человека пострадали. Один не выжил.


– А вы видите взаимосвязь культуры организации труда и травматизма?

– Безусловно! Это две параллельные направляющие. Все начинается с головы руководителя. Он должен понимать, что безопасность труда – неотъемлемая часть культуры производства.  Ну как возьмем, допустим, в Японии это присутствует на любой фирме, на любом производстве, не зависимо от его масштаба.

– «Тойота» сразу на ум приходит…

– Да, и «Тойота» и практически любое японское производство. Там по утрам люди даже гимн поют, прежде чем приступить к работе, и делают это с удовольствием. Потому что каждый человек сознает, что он работает на этом предприятии, гордится качеством продукции, которую он производит, он работает в спецодежде, его работа безопасна. Сразу видно, как руководство относится к организации и культуре труда, есть ли образование и знания в этой сфере. У нас, к сожалению, некоторые руководители не понимают, что это им нужно прежде всего. Спрашиваешь: «Есть, как принято говорить, корочки по охране труда?» Отвечают: «Да зачем мне, боже мой! Мне главное инженер чтобы был».

Но не зря ведь наше законодательство требует, чтобы именно руководитель имел эти «корочки», чтобы у него были какие-то познания в этом отношении. Пускай даже общие, но чтобы он мог, исходя из этого своего багажа, распределить ответственность на производстве по отраслям, скажем так. Есть производство, кузнечный цех, транспортный, еще какой-то. Вот на этих направлениях нужен ответственный человек, который бы знал, что и как там происходит. А руководитель бы знал, как и что с него требовать. И так все это дальше должно доходить по цепочке до рабочего. Тогда человек понимает, если что-то не так, надо сигнализировать руководителю. Например, в инструкции станочника прописано, что прежде, чем приступить к работе, он должен убедиться, что оборудование исправно, проверить заземление станка, есть ли контур. Почему? Чтобы током не ударило! Надо проверить в порядке ли защитное ограждение у режущего инструмента, убедиться, что сверла или пилы нужного образца и калибра, что они закреплены должным образом. Надо включить станок, посмотреть, как он работает на холостом ходу. И только после всего этого приступать к работе. Не зря же это прописано! 


– Если говорить о белорусском законодательстве, на ваш взгляд, ужесточаются требования к организации труда и правилам безопасности или они становятся более лояльными? Что-то меняется?

– Правила охраны труда продолжают писаться кровью. Безусловно, законодательство РБ тоже меняется. За последние два года очень много чего нового появилось и в тех же типовых инструкциях, и в межотраслевых правилах. Все это приходит с опытом внедрения каких-то новых технологий, требований к производству продукции. Я считаю, что наше законодательство меняется адекватно требованиям времени. 

– Сегодня вы работаете как индивидуальный предприниматель. Ваши услуги сегодня востребованы частным бизнесом?   

– Не только. Есть и государственные предприятия, которые понимают, что необходимо изменить что-то в своих требованиях по охране труда. Время идет, происходят и изменения. Слава тому руководителю, который это понимает, и видит, что ему необходимо актуализировать свою систему охраны труда. Именно за системным подходом они и обращаются к специалистам. Ну не обязательно к индивидуальным предпринимателям. Есть и кампании, которые имеют лицензию и этим занимаются. Лично я пришел к тому, чтобы передавать свой опыт и помогать именно руководителям – особенно малому бизнесу – налаживать правильное отношение к безопасности труда. Я могу дать понимание важности этого вопроса, обеспечить методиками. Пояснить, как он должен видеть задачу для того, чтобы «спать спокойно», а его сотрудники возвращались домой после выполнения работы к своей семье здоровыми и невредимыми. 

изображение взято с сайта https://ohranatryda.ru

– Вы разрабатываете только теоритическую часть или выезжаете непосредственно на производство? Можете на практике показать, как лучше организовать технические процессы?

– А я и не работаю без выезда на производство. Нормальный специалист понимает, что всегда есть какие-то нюансы даже у аналогичных производителей. Оборудование разное бывает, специфика производства. Нужно выехать, посмотреть, побеседовать, увидеть все, пощупать своими руками, показать руководителям, что у них в общем-то не так, объяснить требования процессам. И только после этого разрабатывать теоритическую часть в виде инструкции или регламента, которые основываются именно на практике. Некоторые говорят, что можно купить подобные документы. Но что такое типовая инструкция? Это общие требования обо всем и ни о чем, а есть конкретное оборудование, конкретный работник и четкие требования технологического процесса.


– Как вам работалось с компанией «Ремаго»? Что увидели, на что указали руководителю?

Дмитрий Лабкович

– Я был приятно удивлен руководителем (Дмитрий Лабкович – директор компании «Ремаго»). Уже в процессе первой беседы я увидел, что он  понимает важность этого вопроса. Дмитрий рассказал о компании, о сотрудниках, кто чем занимается, какое оборудование используется, упомянул определенные нюансы. Я высказался по поводу организации безопасности производства. С такими руководителями, которые понимают меру своей ответственности и осознают, в чем она заключается, приятно работать. Им приятно что-то и подсказать, потому что они не относятся к числу тех, кто заявляет: «Я хочу так и все!» Я и с такими сталкивался. Когда ты в штате, от руководителя зависит твоя зарплата, а ты ему объясняешь, что должно быть все в соответствии с требованиями законодательства и мер безопасности. Необходимо обеспечить человека средствами индивидуальной защиты, но начальству это не интересно. И никуда выше головы не прыгнешь. Может, и этот аспект послужил тому, что я сейчас индивидуальный предприниматель. Не завишу от начальства, но по-прежнему объясняю какой должна быть организация безопасности труда, чтобы люди не страдали, а руководитель был защищен с точки зрения закона. 

– Бытует мнение, что любые перемены, модернизация или реконструкция требуют капитальных финансовых вложений. Всегда ли упорядочение производства в соответствии с требованиями техники безопасности затратно?

– Даже если это и так, то эти вложения потом окупаются. Если, допустим, ты арендуешь какое-то помещение ветхое и думаешь «ай, и так сойдет», в какой-то момент произойдет обрушение и люди могут погибнуть. О чем это говорит? Ты должен понимать, что если выкупил какое-то здание или его арендуешь на длительное время для организации рабочих процессов, твои люди должны быть в безопасности. Разумеется, это вложение, но оно окупится. Или возьмем элементарные средства индивидуальной защиты (СИЗ). Первое, что приходит на ум, это спецодежда. Закон обязывает нанимателя обеспечить ею работника. Человек приходит в своей домашней одежде, которую купил за свои средства. На производство он приходит работать. Почему он должен работать в своей одежде? Второй момент. Спецодежда должна соответствовать определенным требованиям в зависимости от профессии и выполняемых работ. Либо это защита от атмосферных осадков, либо от ГСМ, либо от пыли, либо от чего-то еще. И обувь есть влагостойкая, а есть устойчивая к воздействию кислоты и т.д. Все зависит от среды, в которой человек работает, а задача руководства – обеспечить его соответствующими средствами индивидуальной защиты.  

– Правильные вы вещи говорите, но так мало они соответствуют нашим реалиям…

– Я говорю о тех вещах, которые прописаны в законодательстве и которые, как мы ожидаем, должны стать реальностью повсеместно. И я больше скажу: у нас в Беларуси на хороших производствах, руководители которых дорожат репутацией предприятия, это именно так и происходит. Но и практически на всех других серьезных предприятиях хотя бы минимально выполняется то, что необходимо. Человек, приходя на работу, должен знать, что о нем заботятся, что ему обеспечивают безопасные условия труда. Вот к этому надо прийти и начинать с руководителя. В конечном итоге в современном мире бизнеса качество партнера определяется еще и менеджментом по условиям охраны труда на предприятии. Существует множество вопросов сертификации продукции, где смотрят и на условия труда, состояние оборудования. Почему? Потому что если станок не соответствует современным требованиям, а на нем ко всему прочему еще и работает человек, который не выполняет регламент, он просто не обучен, не знает, как производить эту продукцию правильно, кто ее будет покупать? Как выходить на внешний рынок? Хочу сказать, что наш белорусский бизнес понимает это. Компании, которые в бизнесе уже не первый десяток лет, убедились, что успех зависит в том числе и от менеджмента безопасности труда. 

фото взято с сайта https://naimtruda.com/

– А вы даете гарантию на качество вашей работы? Сталкивались со случаями не добросовестной конкуренции?

– Сталкивался. Это происходит, если руководитель не понимает аспектов безопасности и требований по охране труда. Ему предлагают, а он покупает по дешевке, например, типовые инструкции и думает, что теперь у него все нормально. Но теория должна соприкасаться напрямую с практикой! Есть рабочее место. Есть профессия. Соответственно требования безопасности, заложенные в теоретическую часть, должны основываться на реальном производственном процессе. Безусловно.

Валерий Коренев

В государственной инспекции по охране труда работают грамотные люди. Если произошел несчастный случай на производстве, они приходят, смотрят и сразу требуют документы по охране труда: журнал проинструктированных, а потом инструкции и все остальное. Инспектор читает эти документы и видит, в каких условиях этот человек реально работал и сравнивает с тем, что написано. И он говорит: «Ребята, вы же человека не проинструктировали. Вы же не обеспечили ему безопасность труда вот этим документом, потому что здесь нет вот этого, вот этого». Потому что даже если открыть руководство по эксплуатации любого оборудования, там производитель, который его произвел прописал, все, что, должно соблюдаться. Иначе могут быть последствия. Все реально должно быть основано на практике. Никак по- другому. Поэтому я стараюсь, по крайней мере, чтобы документы соответствовали реалиям производства. Чтобы человек понимал, с чем он работает и как он работает, для того, чтобы себя обезопасить.  

– На ваш взгляд нулевой травматизм – это реально или это все-таки утопия?

– На мой взгляд, если руководитель понимает и стремится к тому, чтобы все было правильно, это минимум на 90% реально.  

Валерий Коренев

– В бизнесе, то на мой взгляд задача руководителя сделать по максимуму все, что касается организации труда, производства, А дальше у него планирование, перспективы, переговоры. Совершенно другим голова занята. Наверное, важно выработка навыка, доведенного до автоматизма, что человек должен, а чего не должен делать ни в коем случае на своем рабочем месте?

– Вот именно. Вот это и есть обучение. Это и есть один из постулатов вкладывания ресурсов в персонал. Вопрос обучения конечно же затратный. Не надо далеко ходить. Один взял «дядю Ваню» с улицы и отправил его работать на деревообрабатывающий станок. Нет. Наше законодательство и требования безопасности требуют, чтобы каждый «дядя Ваня» был подготовлен, чтобы он прошел определенное обучение в техническом, как раньше называлось ПТУ, учреждении образования. Чтобы он имел навыки работы на станке. Ну, а как по-другому? Поэтому не надо экономить на том, чтобы вкладываться в персонал. В персонал нужно вкладываться, а потом от персонала можно требовать. Вложил, дал образование – контролируй и требуй, чтобы все выполнялось. Если персонал расхлябан и не выполняет, то что от него требуется, то с такими сотрудниками лучше не работать. Это мое мнение.

фото взято с сайта https://gorodnichi.by

– Спасибо за ваши ответы. Очень хочется надеяться, что реальность и теория станут гораздо ближе к желаемому.

Беседовала Алена Кореневская. 


Читайте нас здесь:

https://remago.by/press/

https://vk.com/remagoby

https://www.instagram.com/remago.by/

https://ok.ru/group/61474585444559

https://www.facebook.com/remago.by

https://t.me/remagonews

Поделиться:

771 Slice 13 Created with Sketch.


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

наша команда


remago — это не просто компания,


remago — это семья


оставьте заявку, и мы вам ПЕРЕЗВОНИМ