Валерия Вераксич: «Я кайфую от своей работы!» - remago.by
REMAGO.BY
пожалуйста, подождите

Валерия Вераксич: «Я кайфую от своей работы!»

12.08.2021

Как молодая мама в декрете намерена стать гуру для начинающих бизнесменов 

Обостренное чувство справедливости привело ее в юриспруденцию. Желание делиться накопленным опытом – в предпринимательство. Знакомьтесь: юрист компании «Ремаго», основатель онлайн-школы «Silaprava» и автор курса «Probusiness» Валерия Вераксич.

Для начала небольшой опрос в формате блиц:

– Кошки или собаки?

– Собаки.

– Чай или кофе?

– Кофе.

– Книги или интернет?

– Книги.

– Бизнес или семья?

– Ох, вы! Я не на 100 % семейный человек. Если вот мама-мама – это не ко мне. Я говорю: и семья, и бизнес.

– Самореализация или деньги?

– Самореализация.

– Работа на себя или по найму?

– На себя.

– Планирование или жизнь в моменте?

– Планирование. 

– Валерия, как вы поняли, что ваш путь – юриспруденция? Почему решили заниматься именно этим?

– Юристом я стала благодаря обостренному чувству справедливости. Моя бабушка всегда говорила, что по жизни мне с этим будет тяжело, но именно она меня, наверное, своими словами и направила по этому пути. О том, что после школы я буду поступать на юриста, не знал абсолютно никто. Все были очень удивлены и даже шокированы, я бы сказала. Это было только мое решение. Родители думали, что я буду поступать в Институт культуры, потому что я творческая личность. Дедушка думал, что я буду программистом, потому что по сравнению со сверстниками очень увлекалась компьютерами. Бабушка думала, что пойду в педагоги, так как мне безумно нравилось проводить с ней время в школе — она была учителем. В итоге, когда я сказала, что подала документы на юрфак, все немного зависли (смеется).

– Вы получили диплом, стали работать. Это именно то, чем вы и хотели заниматься? Ожидания и реальность совпали?

– К сожалению, нет. Первый раз меня окунули в реальность уже во время прохождения практики в РУП «Минскэнерго». Там прямо сказали: «Забудьте все, чему вас учили. Смотрите, как это в жизни». Да, это было разочарование: не все так красиво, как написано в учебниках. На самом деле теоретики очень отличаются от практиков. Но зато я уже на стадии сдачи экзаменов поняла, что главное – знания, а не оценка. При этом что–то доказать преподавателю–теоретику тяжело. Я помню свой первый горький опыт, когда я вступила в спор с достаточно известным в Беларуси педагогом. Она излагала мне теоретический аспект, а я ей доказывала, что на практике так не работает, а делается вот так.

В итоге, она мне поставила 6 баллов и сказала: «Свободна!» Я, конечно, сразу жутко расстроилась, но потом многое поняла. Когда я только начинала работать юристом, для меня все было в новинку. Это уже потом пришла ясность, что по жизни я больше хочу заниматься именно практикой, а не теорией. Хотя многие мне говорили, что из меня получился бы хороший педагог с практической точкой зрения. Потому что все, что для меня ново, я изучаю самостоятельно. Если где–то какой–то страх есть, я его перебарываю, иду вперед и постоянно совершенствуюсь. Я 8 лет писала для студентов дипломы и курсовые на юридические и экономические темы и всегда им говорила: «Если бы я была вашим педагогом, я бы вас поубивала!» (смеется).

– А как вообще складывалась ваша карьера после вуза?

– На последних курсах я работала в общепите, где на то время и на те деньги получала около 8 миллионов, а потом осознанно перешла на зарплату в 3 миллиона 300 тысяч на госпредприятие в сфере промышленной безопасности. У меня специалист по кадрам там раза три, наверное, переспросила, уверена ли я в своем решении, переходя к ним на работу. А я просто понимала, что мне нужен опыт, который, кроме как на государственном предприятии, я не получу. Да, выбор был именно таким: либо деньги, либо опыт. Оглядываясь назад, понимаю, что не прогадала. За первых полтора года работы я получила море опыта, так как там был жесткий и требовательный директор. Работать приходилось в режиме многозадачности, ненормированного по времени графика и практически без выходных. А еще получилось так, что буквально перед моим приходом решил уволиться мой непосредственный начальник. Недельку мы с ним поработали, и вот я осталась одна.

Как сейчас помню тот мрачный кабинет: черные шкафы, стеллажи, серый ковролин, мебель – все такое черное–черное… А вокруг много–много документов и бумаг, которые громоздятся на черных столах в хаотичном порядке. Это был просто шок! Несколько дней я там сидела часов до 10 вечера, но все перекопала, переложила, привела в порядок, а потом началась работа методом проб и ошибок. Было дело, что «заворачивали» документы и в судах, приходилось общаться и с инспекторами фонда социальной защиты и налоговой… Училась, набивала шишки, делала работу над ошибками. Первые месяца три от меня все просто шарахались – особенно бухгалтера – я была та еще почемучка (смеется). То есть, я брала в руки документ, и если у меня возникал какой–то вопрос, я сразу с ним шла к исполнителю. Они от меня в прямом смысле слова прятались, а вот когда уже во всем разобралась, сами приходили за консультацией.

Кстати, именно на первом месте моей работы, мне внеочередно была присвоена вторая квалификационная категория. Это было мое первое и вполне заслуженное, я считаю, повышение. Кроме всего прочего, я также исполняла обязанности начальника сектора правовой работы. Поэтому я подошла к директору и сказала: «Как я могу исполнять обязанности начальника, в подчинении которого находится специалист по кадрам, не владея кадровым делопроизводством?» Так меня направили на курсы повышения квалификации. Экзамен был получен автоматом. Там же я познакомилась с замечательным педагогом, специалистом и человеком, которая сказала моему директору, что я очень перспективный специалист. Мне было безумно приятно! Отчасти это стало стимулом и толчком, чтобы я открыла что–то свое параллельно основной работе.

– То есть, работая на государственном предприятии, вы стали оказывать юридические услуги частным структурам?

– Да. Я до сих пор являюсь сотрудником РУП «Белфармация». На первом рабочем месте мы были в подчинении Министерства по чрезвычайным ситуациям, а сейчас нынешнее место работы подчиняется Министерству здравоохранения. Так получилось, что меня все время тянет под министерские организации (смеется). На сегодняшний день я – ведущий юрисконсульт.

– Ого! Это же большая ответственность на вас лежит. Хватает сил еще и на предпринимательскую деятельность? Или можно где–то схалтурить?

– Меня моя гиперответственность иногда просто убивает. Я занимаюсь просто саможорством, поэтому не переношу недоделок. Очень не люблю бросать дела на полдороги, не доводить их до конца. Да, я многозадачна: могу делать и то, и то, и то, – но для меня важно закончить какой–то кусок работы, так как больше кайфую от результата нежели от процесса. То есть, я тогда испытываю душевное удовлетворение. Но я не люблю, когда ставят жесткие рамки. Например, позвонили в 9 часов вечера и завтра к 8 утра все должно быть готово. Вот такое нечеловеческое отношение убивает! Потому что я такой же человек, как и все: с руками, с ногами, с болезнями, с семьей, со своими бытовыми вопросами, проблемами. Да и просто хочется отдохнуть!

– Вы же в декретном отпуске! Отдыхайте себе на здоровье…

Да, я сейчас в декретном отпуске, но были бы рады моему выходу на работу. Это, конечно, приятно, но приходится делать выбор, и он на данный момент не только в пользу семьи. Вот, например, сейчас я запускаю онлайн-школу. Старт намечен на сентябрь.

– Идея преподавать появилась благодаря вашему стремлению постоянно учиться и самосовершенствоваться? Накопилось море опыта, и вы решили им не только делиться, но и на нем же зарабатывать?

– Эту идею я вынашивала пять лет. Всегда, даже работая в госструктурах, я держала в поле зрения и оказывала юридические услуги субъектам малого и среднего бизнеса: индивидуальным предпринимателям, владельцам небольших частных фирм, микроорганизациям, в которых работает до 15 человек. То есть тем, кто по финансовым причинам не может позволить себе иметь в штате юриста, потому что это достаточно затратно. Они вынуждены каждый раз обращаться за консультацией, а это тоже достаточно дорого. Поэтому они в основном идут по такому пути: я сейчас сделаю все сам, а потом, когда результат окажется не тем, что было надо, пойду к профессионалу, заплачУ и попрошу его все привести в порядок. Так вот именно таких людей я пытаюсь изначально направить на верный путь, хотя бы для того, чтобы предприниматели делали правильные стартовые шаги, не принимали скоропалительных и необдуманных решений. И да, мне захотелось просто поделиться своими знаниями.

– На днях вышел ваш первый вебинар. Как ощущения?

– Для меня это был ужасный стрессовый опыт. Нет, я не боюсь выступать перед аудиторией, но, как оказалось, с камерой я работать не умею. Ну, как девочка, которая сразу же начинает смотреть на себя и сразу же находить кучу недостатков: и носик не такой, и щечки, и улыбочка (смеется). Правда, когда уже ролик смонтировали, все, кто его посмотрел сказали: «Ты за 13 минут дала столько информации, что мы даже стесняемся спросить, что же будет на целом курсе!». То есть, я настолько нежадная, и мне хочется поделиться знаниями, все рассказать и объяснить. Надеюсь, что и идея курса, и все, что я в него вкладываю, будет бомбически эффективно! Как мне сейчас говорят, что максимум информации даю за минимум денег. Я человек–реалист. Не делаю максимальные ставки на первый поток, потому что для меня он дебютный. Методом проб и ошибок я прощупаю аудиторию: интересы и боль субъектов малого и среднего бизнеса, для которых эта школа предназначена.

– Конкурентов изучали? Они вообще есть у вас?

– Да, я определила, что у меня есть один основной конкурент, но с ней я постараюсь не пересекаться в нишах. Потому что я создаю продукт, который не будет похож на чей–то другой. Есть такое неписанное правило: если ты постоянно будешь смотреть только на конкурента, то будешь пытаться с ним соревноваться, где–то какую–то фишечку у него перехватывать. Нет. Я стараюсь делать собственный продукт никого не копируя, не анализируя. Понятно, что какой–то мониторинг был мной проведен, но на нем я и остановилась. Дальше работает сугубо моя фантазия. Я беру всю ответственность на себя и делаю все только сама. 

– И как это у вас получается? Одна, с маленьким ребенком на руках, без команды, без каких–то масштабных капиталовложений… Это вообще реально?

Да, раньше мне говорили, что поговорка «Если хочешь что–то сделать хорошо, сделай это сам» в отношении меня надумана. Но сегодня я уже убедилась, что это так в полной мере. Однако, есть минус: я не могу передать словами все то, что моя богатая фантазия сотворила. Я вижу, например, что дизайн должен быть вот такой – в голове у меня картинка классная! А вот когда я пытаюсь все это донести до дизайнера, то он смотрит на меня большими круглыми глазами как на дурочку. Это про меня. Тогда я снова начинаю методом проб и ошибок делать все сама. Но в узкоспециальных областях – как тот же видеомонтаж или таргет – я мало что понимаю, и мне придется очень много времени потратить, чтобы всему этому научиться и самостоятельно воплотить в жизнь. В таких случаях мне действительно проще заплатить специалисту, а сэкономленное время потратить на то, чтобы самой заработать на его зарплату тем, что я действительно умею делать отлично. Но контролировать его я буду неукоснительно! К сожалению, все равно получается, что вся работа максимально сосредоточена на мне.

– Я правильно понимаю, что вы уже окончательно решились идти по предпринимательскому пути и расстаться с работой по найму?

– Да. Об этом мой начальник еще не подозревает, но многие уже догадываются, что после декрета выходить на работу в госструктуру я не планирую. На сегодняшний день я достигла определенного стеклянного потолка, хочется развиваться и идти дальше. Желаю, чтобы у меня все хорошо пошло, и я буду заниматься своим делом, работать на себя, а не на дядю Васю.

– Это круто! А вы уже проработали свой бизнес–план? Есть представление о точках ростах, результатах работы через месяц, год, пять лет?

– Конечно! Я понимаю, что сейчас у меня будет первый поток учеников, а следующий набор намечен на ноябрь. К этому времени я уже исправлю все возможные ошибки. В тех моментах, где я пойму, что не тяну сама – найму специалистов. Где-то сама дошлифую. Соответственно, новая группа будет больше по количеству учеников. В последующем я хотела бы, чтобы эти же люди обращались за консультациями именно ко мне – маркетинговые ходы никто не отменял. Если у меня существенно увеличится клиентская база, из ИП я бы хотела перейти в ООО – масштабировать свой бизнес.

 – Вас не смущает факт, что сегодня открыть ИП минутное дело, а вот если что–то не заладиться, на ликвидацию нужны месяцы?

– Ну, меня, как юриста, уже ничего не пугает. У меня есть такой принцип: прежде, чем что–то начинать, я всегда просчитываю самый худший вариант, а потом иду от обратного, от общего к частному. То есть, выстраиваю свои ходы, минимизирую риски и выискиваю все то, за что меня в последствии можно будет подцепить. Точно по такому же принципу я работаю и со своими клиентами: рисую им самую страшную картину, а потом уже начинаю плюшками баловать (улыбается).

– Здорово! Вы круто проанонсировали свою Школу в соцсетях. А что фраза «Про бизнес с трусами, а не без»?

– Это и значит, что если все делаешь правильно со старта, то есть шанс остаться с трусами (смеется). А вот если начинать с самодеятельности, сэкономив даже на элементарной консультации, то даже в последствии обращение к юристу станет бесполезным. И предприниматель рискует остаться без трусов.

– Валерия, а как в вашей юридической практике появилось «Ремаго» и почему даже в декрете вы продолжаете сотрудничать с этой компанией?

– «Ремаго» у меня появилось благодаря Онлайнеру. В разделе «Услуги» я разместила свое предложение, как исполнителя. В это время Дмитрий (Дмитрий Лабкович – директор компании «Ремаго») искал юриста, который знаком со сферой ЖКХ. А мой участок работы в госструктуре подразумевает тесное сотрудничество с ЖКХ и товариществами собственников в том числе. На мой взгляд, у меня один из сложных участков, но я всегда от этого получала удовольствие. Наверное, мой второй бизнес связан именно с юриспруденцией потому, что я настолько люблю свою профессию, что от нее кайфую. Какие бы сложности не были, мне она нравится, и я не перестаю ее любить.

– И что вы считает в своей работе главным помимо профессиональных знаний и опыта?

– Для меня самое главное – не перегореть. Есть такие клиенты, которые как вампиры высасывают. Я с такими научилась прощаться относительно недавно. Наверное, около полугода назад. И это при том, что мой юридический опыт более 8 лет, только сейчас я научилась говорить «нет», потому что мне тяжело. Не только потому, что появился ребенок. Они высасывают морально, начинают вести себя хамовато, и ты не можешь посвятить себя другим заказчикам. Я всегда – и это тоже мой минус – работаю не столько за деньги, сколько из–за желания помочь человеку. Например, Дмитрий относится к этому бережно и ценит, но были у меня заказчики, которые этим безбожно пользовались. Чуть ли не прямым текстом говорили: давай, сделай для меня работы побольше, бесплатно и желательно еще вчера. У меня до сих пор есть должники по оплате, а я, получается, хоть и юрист, но как тот сапожник без сапог. 

– А если говорить о личных взаимоотношениях с заказчиками? Они имеют для вас какое–то значение или вы работаете строго в рамках правового поля?

– «Ремаго» остается одной из немногих компаний, с которыми я продолжаю работать именно потому, что мне комфортно сотрудничать с ее директором. Устраивает в эмоциональном плане, нравится ответственность Дмитрия. Да, он иногда резко переключается – ему хочется всего и сразу. У него прямо не голова, а Дом советов! Когда он мне все свои идеи рассказывает – а их у него великое множество – мне приходится записывать, чтобы потом не нарваться на возмущенное «Я же тебе об этом говорил!» А для меня что? Говорил и говорил… Мы с тобой также можем и за чашечкой кофе поболтать. Мне четко задачу надо ставить, тогда я пойду и буду что–то конкретное предпринимать. Но мы уже, наверное, приспособились друг к другу – работаем с 2018 года. Как это не парадоксально, но самым сложным в плане притирки был прошлый год. То есть, не в первый и не на третий год сотрудничества, а именно на втором году мы начали друг другу выражать свое недовольство, показывать характер, очерчивать рамки личной зоны комфорта. Мы притерлись в этом плане и пошли дальше вместе. Да, мы и сегодня можем побухтеть друг на друга, посмеяться, но это происходит без обид. Мы оба эмоциональные люди, но умеем извиняться, признавать свои ошибки. И это мне в Дмитрии очень нравится. Он умеет признавать свои ошибки. Может, и не сразу, но проходит день или неделя, месяц или даже год – рано или поздно, если он не прав, он это всегда признает. Я за это его очень ценю и мне нравится, что он человек слова. Как бы не поступали лично с ним, то, что он обещал, всегда выполняет. 

– Когда команда «Ремаго» снимала имиджевый ролик для Борисова на вас обрушилась лавина договоров. Это была самая сложная работа с компанией?

– Там дело даже не в документообороте. Для меня это было тяжело в том плане, что мало времени прошло после рождения моей дочери и у меня эмоционально-гормональный фон был еще не восстановлен. Он плавал от уровня «Я богиня» до уровня «Я говно» по 10 раз на день и в самых разных ситуациях (смеется). А по документам… Был разработан шаблон, в который надо было только вносить реквизиты. Да, на том проекте было более 20 заказчиков, и у каждого свои заявки, хотелки и планы по извлечению своей выгоды, чтобы оставить Дмитрия «без трусов». Вот им надо, а ты хоть последнее белье нижнее сними, но сделай чуть ли не бесплатно ролик! Я вообще по жизни педант и ткну носом в каждую запятую. Меня из–за такой дотошности часто называют «училкой» (смеется). Я всегда проверяю грамотность, пунктуация для меня важна. Это от того, что я очень люблю читать: сразу вижу все причастные и деепричастные обороты. Да и учительница русского языка и литературы у меня была мастер своего дела. Она привила к своим предметам любовь и уважение.

– А на характере ваше юридическое образование отразилось? В быту профессия дает о себе знать?

– (Смеется) Мне муж и многие друзья говорят: «Выключай юриста!» Вот банальный пример: иду по магазину, передо мной девушка, а продавец ей говорит, что не будет перекладывать гору мяса в поисках лучшего куска именно для нее. У меня сразу в голове: как так? Хочется возмутиться и сказать: «Дорогой продавец! Это ваша работа и обязанность. Перед вами покупатель, который имеет право выбора». В таких ситуациях низкий поклон моему супругу, который меня одергивает, говорит, что такие ситуации меня не касаются. Стараюсь, конечно, разгружаться, но именно по поведению, по внутренним ощущениям, по своей скрупулезности и педантичности работа иногда прорывается в быт. Я терпеть не могу беспорядка ни в работе, ни дома. Для меня это важно, но стараюсь как–то это все разграничивать.

– Появление на свет дочери как–то поменяло общую картину вашего мира?

– Очень многое поменялось после появления ребенка. Сейчас мне хочется проводить больше времени с семьей, и я пытаюсь учиться отдыхать. Правда, когда я заявила, что полностью отойду от работы, мне друзья и знакомые сказали, что бедными в таком случае будут все. Потому что я начну на всех срываться и психовать, хотя я совершенно не скандальный человек. И в работе, и в жизни стараюсь минимизировать конфликты, сглаживать острые ситуации и решать все мирным путем. 

– Спорт по-прежнему занимает значимое место в вашей жизни?

О да! Я любитель конного спорта, настольного тенниса, а самая большая любовь – волейбол. Я по жизни боец, капитан команды по волейболу. Мы сейчас выступаем в любительской лиге, и у нас есть такое правило: если ты вышел травмированный на площадку либо получил травму во время игры, но не покинул ее, — значит считаем, что игрок здоров. Это его проблемы. То есть, если ты принял решение, то уже не важно больно тебе или нет. Я волевой человек и предпочитаю бороться до конца. Выбор такой: либо уходи, либо оставайся, но не ной. Поблажек никаких не будет.

– Вы жесткий руководитель?

– Сказать, что я жесткий капитан? Нет, так я не скажу, потому что я очень добрая и пропускаю через себя боль каждого. Я сама себя за это ругаю: понимаю, что меня на всех не хватит, но если вижу, что человек страдает, мне просто хочется ему помочь. Да и не только человеку. Сегодня, например, смотрела канал Дискавери. Показывали умирающую львицу, которой 17 лет. Казалось бы, уже очень преклонный возраст – они в среднем 13 лет живут – а я просто сижу и рыдаю. Ее просто не стало, а там слова такие подобрали, что я сильно расплакалась. На меня ребенок смотрит и вообще не понимает, что происходит: только что мы с ней хохотали, а теперь у меня слезы катятся градом. Вот так я пропускаю через себя болячку каждого.

– Валерия, спасибо за обстоятельный разговор. Пусть удача сопутствует всем вашим начинаниям!

Беседовала Алена Кореневская.


Читайте нас здесь:

https://remago.by/press/

https://vk.com/remagoby

https://www.instagram.com/remago.by/

https://ok.ru/group/61474585444559

https://www.facebook.com/remago.by

https://t.me/remagonews

Поделиться:

870 Slice 13 Created with Sketch.


Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

наша команда


remago — это не просто компания,


remago — это семья


оставьте заявку, и мы вам ПЕРЕЗВОНИМ